В Латвии истеблишмент постоянно утверждает, что Сталин засылал сюда русских колонистов для того, чтобы уничтожить латышский народ. Этот тезис служит для обоснования «исторического права латышского народа» выдавливать русских из Латвии. Действительно ли латвийские русские занимают законное место латышей? Попытаемся разобраться в этой проблеме.

Те, кто интересуется статистикой, давно уже заметили, что, публикуя цифры о национальном составе Латвии, дают сведения только с 1935 года, когда латыши официально составляли 77 процентов населения Латвии. Так это подается и в последнем статистическом сборнике Latvija skaitіos — 1996. Далее следуют цифры о советском периоде, и каждый может убедиться, что удельный вес латышей в тот период сокращался.
     Вроде все объективно. Но не совсем. Во-первых, создается впечатление, что до 1935 года латышей было еще больше, и может даже показаться, что в начале нашего века Латвию населяли одни только латыши. Во-вторых, во всех новейших сборниках за 1935 годом сразу следует, в лучшем случае, 1959 год и не дается никаких пояснений по поводу изменений национального состава, списывают все на «злодеяния коммунистов» (а под словом «коммунисты» почти открыто подразумеваются русские). Политически это кое-кому выгодно, но не совсем соответствует действительности.
«Забытое» искривление 
     Война всегда беда, а мировая война страшнейшее из бед. Сегодня громко кричат об искривлениях, привнесенных второй мировой войной, но даже шепотом не смеют говорить об искривлениях, вызванных первой мировой войной. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, надо познакомиться с цифрами статистики до первой мировой войны.
     Первая всеобщая перепись населения Российской империи, затронувшая и территорию Латвии, состоялась в 1897 году, т. е. ныне ей исполнилось ровно сто лет. Так вот тогда латыши составляли не сто процентов населения, а 68,3 процента. Более того, наблюдалась постоянная тенденция сокращения удельного веса латышей на процент за пять-шесть лет. Основная причина была не в наплыве «колонистов», а в том, что большинство латышей были батраками — дворохозяева и бароны весьма неохотно брали многодетных. Поэтому полагают, что к началу первой мировой войны количество латышей составляло примерно 65 процентов.
     Сейчас много шума по поводу того, что в крупнейших городах Латвии латыши в меньшинстве. Но дело в том, что именно по городам есть точная статистика на 1913 год. Так вот в Риге латыши составляли 42,2 процента, в Лиепае — 43 процента, в Елгаве — 45,7 процента, а в Даугавпилсе — 1,8 процента. Так что надо признать: в Риге и Лиепае положение не изменилось до сих пор, в Елгаве количество латышей чуть увеличилось, а в Даугавпилсе — в... десять раз.
     В период первой мировой войны население Латвии сократилось с 2 552 000 до 1 596 131 человека в 1920 году (Skujenieks M. Latvija — zeme un iedz­votўji. R­ga: 1922, 198. lpp.). Естественно, что не все из почти полумиллиона погибли, большинство просто не смогли вернуться в Латвию. И, как ни странно, это в основном оказались нелатыши. Удельный вес латышей увеличился до 74 процентов, но после присоединения в 1920 году чисто русских волостей Пыталово — Абрене сократился примерно на 1,25 процента.
Строительство «латышской Латвии» 
     После переворота 1934 года диктатор К. Улманис, взяв за образец фашистскую Италию, стал строить «латышскую Латвию». В стране нелатышу фактически стало невозможно выдвинуться по службе и повсеместно стимулировалось облатышивание — смена записи в паспорте и изменение фамилии, детей из смешанных семей, если хоть один из родителей был латышом, записывали в латыши. Создавалась атмосфера нетерпимости к нелатышскому, что позже привело к проявлениям шовинизма. Государство выдавливало нелатышей из отдельных сфер, создавая так называемые государственные акционерные общества.
     В принципе, перепись населения 1935 года призвана была не столько выяснить реальное положение, сколько подтвердить «гениальные предначертания» вождя в деле строительства «латышской Латвии». Поэтому даже тогда было отмечено множество случаев подлога, когда неграмотного литовца или белоруса записывали как латыша. Многие сами просили, чтобы их писали латышами (так же как в советское время многие евреи «переписывались» в русские), чтобы не попасть под негласные ограничения. Поэтому цифра — 77 процентов латышей, является не только предельно высокой, но и явно завышенной. Одни полагают, что ошибка была в пределах пяти, а другие — даже десяти процентов. Во втором случае получается, что происходившее до первой мировой войны сокращение удельного веса латышей возобновилось.
И вновь война 
     К началу второй мировой войны население возросло до 1,9 миллиона (иногда пишут — 2 миллиона). Новая катастрофа внесла существенные изменения, особенно среди нелатышей. Практически исчезли две традиционные для Латвии национальные общины — евреи и немцы. Уехало более 60 тысяч немцев, которых выгонял Улманис и тянул Гитлер. О «добровольности» этой репатриации свидетельствует то, что позже, когда пришли гитлеровцы, нерепатриировавшихся отправляли в лагеря. Теперь в Латвии менее двух тысяч немцев.
     Исчезла и почти стотысячная еврейская община. Во-первых, евреи Латвии больше других пострадали от сталинских репрессий. Например, из 15 тысяч депортированных 15 июня 1941 года 5 тысяч были евреями, хотя среди населения они составляли всего 4,5 процента. А в годы гитлеровской оккупации евреев уничтожили практически поголовно как... пособников Сталина.
     Большие потери понесли и латыши. Так, около ста тысяч латышей погибло на полях сражений второй мировой войны (примерно поровну с каждой стороны фронта). Еще десять тысяч латышей были физически уничтожены как «пособники коммунистов» в годы гитлеровской оккупации, примерно столько же погибло позже как «гитлеровские пособники». Нельзя забывать, что большинство из репрессированных после войны позже вернулось в Латвию.
Всё возвращается на круги своя 
     Ныне в Латвии, если верить статистике за 1997 год, проживает 56 процентов латышей. Если к ним прибавить те 180 тысяч, которые покинули Латвию в 1945 году — до тех пор, «пока она не освободится», и пока проживают на Западе, то реально латышей столько же, сколько было до катастроф первой и второй мировых войн. Количество русских действительно увеличилось в пять раз, но они заняли нишу, оставленную немцами, численность которых уменьшилась более чем в тридцать раз, и евреями, численность которых уменьшилась в десять раз, т. е. удельный вес нелатышей в Латвии существенно не изменился.